Интервью: Братья Электроники

15 марта 2020

В этот раз героями нашей постоянной рубрики «Один из нас» стали братья Владимир и Юрий Торсуевы – исполнители главных ролей в фильме «Приключения Электроника», актёры, предприниматели и, конечно же, мотоциклисты.


Интервью: Братья Электроники

Выпуск:
Журнал «МОТО» - февраль 2020

Автор:
Беседовал Иван ВЛАДИМИРОВ, фото Натальи КОНОВАЛОВОЙ

Просмотры:
21

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями:

Памяти ушедшего от нас Константина Леонидовича Бромберга посвящается.

Мы собрались поговорить с вами не о кино, а о мотоциклах. Тем не менее не могу не спросить, а почему Констан‑тин Бромберг когда‑то решил, что именно Юра будет Сыроежкиным, а Володя – Электроником?
Ю. Т.: А ты когда‑нибудь задумывался о том, почему родители близнецов всегда покупают им одинаковую одежду? Всё очень просто – чтобы они не дрались из‑за неё друг с другом! Вот привёз нам как‑то папа джинсы. Одному обычные, другому вельветовые. Хорошие джинсы. Но вечером, пока собирались на дискотеку, и мне, и брату обязательно надо было надеть именно вельветовые. Или наоборот. Не важно. В итоге конфликт и драка. Всё как всегда. Электроника сыграть мы тоже хотели оба. Нам тогда казалось, что быть роботом круче. Подрались и из‑за этого...
В. Т.: Конечно, я же старший брат – и по‑этому был уверен, что главную роль должен сыграть я. Почему главную? Картина называется «Приключения Электроника», значит, Электроник – главный! Правильно?
Ю. Т.: Не правильно. Её надо было назвать «Приключения Сыроежкина»! Ведь робот – это чурбан железный, терминатор в детстве, а фильм‑то про человека, который под влиянием робота осознал своё место в жизни, многое передумал, многое понял. Разве не так?
В. Т.: В очередной раз спасибо тебе на доб ром слове про чурбана железного! Но тогда мы друг с другом как‑то договорились, что я буду Сыроежкиным, а Юрка – Электроником...
Ю. Т.: Но когда стали пробовать сниматься, Константин Леонидович (Бромберг – прим. ред.) говорит: «Что‑то у нас, ребята, не так. Не получается. Давайте попробуем поменяться ролями». Поменялись – и процесс пошёл! Бромберг постоянно говорил мне: «Юра, не пытайся что‑то играть. Просто будь самим собой. Будь нормальным человеком! Таким, как все твои дружбаны со двора и сотни тысяч мальчишек со всей страны».
В. Т.: А я поначалу начал играть именно робота, такого, как я тогда себе его представлял. Старался как‑то «механически» ходить, двигаться, как в брейк‑дансе... «Нет, так дело не пойдёт, – сказал Константин Леонидович, – ты же биоробот! Точно такой же, как человек. Ты просто не умеешь плакать и смеяться. Вот и не улыбайся!» Я и не улыбался.
Ю. Т.: Нет, один раз ты улыбнулся!
В. Т.: Да, один раз. С тех пор прошло уже сорок лет, а меня до сих пор люди узнают именно по той улыбке. И плачу я в фильме, кстати, тоже однажды. Помните, я говорю: «Я ваша ошибка, профессор!» – и у меня катятся слёзы.

А часто вас узнают на улице?
В. Т.: Часто. И мне это нравится, хотя и накладывает некоторую ответственность. Порой доходит до смешного. Познакомился я как‑то в «Хонки‑Тонке» с симпатичной девушкой. Сидим за столиком, общаемся. Подошли какие‑то ребята, попросили сфотографироваться. Я отошёл с ними, а она возьми и спроси у официантки: «Что это они с ним фотографируются?» Официантка меня знает и всё девушке рассказала. Возвращаюсь, а она сидит с полными слёз глазами. Смотрит на меня и говорит: «Вы – это тот самый белокурый мальчик, в которого я была влюблена?! Что с вами стало? Вы разбили мои детские мечты!» И убежала. Дура! Хотя, конечно, все мы не молодеем.

Давайте всё же вернёмся к мотоциклам. Я знаю, что вы оба мотоциклисты. Даже помню, что кто‑то из вас в фильме ездил на мопеде «Верховина»...
В. Т.: Юрка ездил!
Ю. Т.: Да, было дело. Меня даже в шутку называли первым байкером в советском кинематографе! Но за кадром на этой «Верховине» мы ездили по очереди. Добрались и до мотоцикла Урри, но у нас его отобрали. Это, кстати, была самая обычная «Ява», просто увешанная всякой мишурой до полной неузнаваемости. Её арендовали у частного владельца, поэтому старались нас к ней не подпускать, чтобы не сломали. А тот мопед мы в итоге добили: эндурили на нём по лесам и по полям.
В. Т.: А зато я сам в фильме водил грузовик! В кабине вместе со мной на всякий случай сидел водитель, но он прятался, а я сам рулил, нажимал на педали и переключал передачи. Для тринадцатилетнего пацана это было круто!


Тогда, на съёмках фильма, это был ваш первый мотоциклетный опыт?
Ю. Т.: Конечно же нет! Можно сказать, что к тому моменту мы были уже опытными мотоциклистами. Дело в том, что в детстве мы жили неподалёку от «Лужников». Там, где сейчас находится троллейбусный парк, в те годы был разворотный круг и большая площадка, на которой тусовались московские байкеры. Это место было даже популярнее, чем сейчас смотровая площадка. Мы с братом лет наверное с восьми начали бегать туда смотреть на мотоциклы.
В. Т.: Ну а мы, как ты понимаешь, были красивыми детьми (смеётся), к тому же близнецами. Нас замечали, как минимум обращали на нас внимание. Таким образом, скоро в той тусовке нас уже знали все. Сперва просто разрешали посидеть на мотоцикле, потом катали, рассказывали, объясняли. Затем стали иногда давать и прокатиться самостоятельно. С этого, пожалуй, всё и началось.В каком возрасте у вас впервые появились собственные мотоциклы?
В. Т.: Достаточно поздно. Как‑то обходились чужими. Да и в поездках по разным странам всегда старались взять напрокат не машину, а мотоцикл. Если климат позволял, конечно. А до покупки дело дошло в середине 90‑х, когда мы были уже совсем взрослые ребята. Я купил себе 400‑кубовый Suzuki Intruder, а Юрка – Honda Steed. Вышли уже из того возраста, когда нам покупали одинаковую одежду!
Ю. Т.: Да, что с того, что мы близнецы? Мне, например, больше нравятся блондинки, а Вовке – брюнетки. А та Honda Steed была чумовым аппаратом! Я летал на ней как сумасшедший! Ещё и жену с собой сажал. С тех пор и по сей день нежно люблю марку Honda и стараюсь ей не изменять. Например, сейчас у меня «дрозд» (CBR1100 XX Super Blackbird – прим. ред.). Кстати, уже не первый. Лет 12 на «дроздах» езжу. Но последнее время стал замечать, что хочется чего‑то новенького. Вот ты сам, например, на чём ездишь?

У меня BMW оппозитный.
Ю. Т.: А это, между прочим, идея! Мне нравится. Почему бы не купить себе тоже BMW? Надо подумать.
В. Т.: А я отъездил на своём «Интрудере» сезон, и он мне наскучил. 400 кубов – это всё же ни о чём. Стал подбирать что‑то другое. Так постепенно пришёл к «Харлеям». Теперь – и уже довольно давно – я езжу на Harley‑Davidson Electra Glide. «Электричка» мне нравится, и менять её на что‑либо другое я не собираюсь.

Хороший мотоцикл. Просто отличный! Но неужели никогда не хотелось что‑нибудь побыстрее и помощнее?
В. Т.: Понимаешь ли, в чём хитрость? Я покупал себе Harley‑Davidson с оглядкой на то, что у Юрки есть «дрозд», и я всегда могу его одолжить покататься. Что время от времени и делаю. Мне, кстати, тоже для брата ничего не жалко. Правда, мой «Харлей» ему и задаром не нужен. Не нравится он ему.
Ю. Т.: Нет, не нужен. Я его не понимаю. Я теперь BMW хочу! И ещё «Харлей», но только с коляской!
В. Т.: Я, кстати, и вторым номером на мотоцикл готов сесть, только вместе с братом. Ему доверяю, больше ни с кем не сяду!


В древности различали четыре главные стихии: огонь, земля, вода и воздух. Дорога – пятая. И понять это можно только, когда ты на мотоцикле.
Вы состоите в каком‑нибудь мотоклубе или объединении? Есть какая‑то постоянная мотокомпания или катаетесь вдвоём?
В. Т.: Нет, ни в каком клубе мы не состоим. Мы вне «цветов», и это наша принципиальная позиция. Приходили тут как‑то одни, звали к себе. Ну ты понял кто. Про них все сейчас говорят. Мы отказались, а они обиделись.
Ю. Т.: Время от времени ездим вместе с братом. Я впереди на «дрозде», он сзади на своей «электричке». Помню, едем как‑то, а тут человек дорогу перебегает. Скорость большая, я оттормаживаюсь, чтобы его не сбить, и слышу сзади Вовка тоже тормозит юзом, потом удар, звук падения. Смотрю в зеркала: он уже скользит по дороге, а мотоцикл кувыркается – подлетел в воздух метра на два и падает...
В.Т.: Тогда обошлось – легко отделался. А так, бывает... Первый раз я серьёзно упал вот прямо тут рядом, во дворе. У меня тогда уже была Yamaha Virago 1100. Я заезжал, а мне навстречу девушка на машине выезжает и смотрит в другую сторону. Ну я и... того. Хорошо, хоть в шлеме был!

Помните, когда получили мотоциклетную категорию в правах?
Ю. Т.: Тоже довольно поздно. Мы с братом служили в армии в автомобильных войсках. У нас были открыты категории B, C, D и E, а вот А не было...
В. Т.: Ну я же законопослушный гражданин! Как только купил себе Intruder, тут же пошёл получать права. Хотя нет, вру, не сразу. Уже Yamaha была. Как сейчас помню: приезжаю я весь такой красивый на своей Virago сдавать экзамен на площадку. А там у них древний «Восход»! Весь кривой, косой, на нём не то что проехать, с места не тронешься!

И как? Сдал?
В. Т.: Сдал. Сам, с первого раза... Но по знакомству! (смеётся) Помнишь, как в фильме Электроник открывал рукой все замки и двери? Так по жизни и получи‑лось: перед нами многие двери до сих пор сами открываются. Получал я, например, как‑то в ГАИ номера на очередной автомобиль или мотоцикл. Не помню точно, но это и не важно. Всё оформил, всё подписал, документы в окошко отдал, а девушка мне и говорит: «Подождите немного, пожалуйста. Наш начальник хочет лично вам номера вручить!»
Ю. Т.: Понтуешься!


Нам часто задают дурацкий вопрос: «А вы на свидания когда‑нибудь ходили друг вместо друга?» А зачем? Для прикола? И в чём тут прикол?
Ладно, ладно. Давайте вернёмся к главной теме нашей беседы. Можете ли вы сформулировать, чем стал для вас мотоцикл?
Ю. Т.: Не хочется быть банальным и рас‑сказывать про свободу, ветер в лицо и прочее. Но если я скажу, что мотоцикл стал частью, большой частью моей жизни, то тоже вряд ли буду оригинален. Давай попробую сформулировать так: я люблю дорогу. Помнишь, у древнегреческих философов было четыре стихии: огонь, земля, вода и воздух? Дорога – это пятая стихия. И приобщиться к ней в полной мере, понять её и раскрыть для себя можно только на мотоцикле.

Насколько часто приходится ездить на мотоцикле? Это для тебя повседневный транспорт или всё же развлечение?
Ю. Т.: Отвечу вопросом на вопрос: а ноги – для тебя это транспорт? Для меня мотоцикл как ноги. Раньше я буквально жил на мотоцикле. Сейчас, честно говоря, уже чуть меньше. Бывает, выглянешь в окошко – идёт дождь, думаешь: ну нафиг, поеду на машине. Наверное, это возраст сказывается.

Летом ездишь на работу на мотоцикле? Что об этом говорят твои подчинённые?
Ю. Т.: Я сейчас не на государственной службе, а работаю в организации, которая называется «Легенды хоккея». Там это воспринимается абсолютно нормально. Я и в хоккей неплохо играть научился – положение обязывает. А подчинённые... Что подчинённые? Видел бы ты мой мотоцикл! Они просто завидуют.


Приходилось ли путешествовать на двух колёсах?
В. Т.: Конечно! И в Брест ездили, и в Крым, и на Кавказ...
Ю. Т.: Я в Тамань ещё ездил. В один присест, чуть ли не за ночь. А это, между прочим, полторы тысячи километров!
В. Т.: Мне нравится на моём «Харлее» ехать куда‑нибудь далеко. Сел, весь такой красивый, на красивом мотоцикле, музыку сделаешь погромче и едешь себе не спеша. Сам себя обычно слушаю: «Крылатые качели летят, летят, летят...» (смеётся) А Юрке в таком режиме со мной ездить не в кайф.Мотоцикл – это спорт?Ю. Т.: Нет, для меня это точно не спорт. Я езжу на спортбайке, но, честно говоря, ни разу в жизни не выезжал на трек. И не хочу. Спорт для меня – это лодки. Я имею в виду гонки на так называемых РИБах (RIB – Rigid Inflatable Boat). Это такая лодка с жёстким металлическим дном и надувными бортами. Раньше их использовали преимущественно военные и спасатели, а сейчас они активно набирают популярность в спорте. На такую лодку может устанавливаться трёх‑литровый мотор мощностью до 360 л.с. Представляешь себе, что такое 150 км / ч на воде? Помню, в 2007 году на гонке у нас расплавилась головка блока – и свечи стали проваливаться в цилиндры!
В. Т.: Но чемпионами России мы стали в более скромном двухлитровом классе. В составе команды телеканала «Авто плюс», вместе с хорошо известным тебе Андрюхой Леонтьевым. Юрка ещё заявлялся на водную «Формулу‑1», но с этим пока не сложилось.
Ю. Т.: Мы работаем в этом направлении!

Кем вы себя считаете – байкерами или мотоциклистами?
В. Т.: Мне вообще не нравится слово байкеры. Байкеры, мотоциклисты, какая разница? Просто люди, которые могут ездить на двух колёсах. И мы с братом счастливы быть частью этого народа. Ни гвоздя вам, ни жезла, коллеги!
Ю. Т.: Добра вам, бабла, приключений и путешествий!

Благодарим за помощь в подготовке материала мастерскую Old School Customs и Александра ПОМЕРЛЯНА.

 

Оставить комментарий

Для добавления комментария требуется зарегистрироваться или авторизоваться на сайте .

Социальные комментарии Cackle
↑ Наверх

мотошкола